Вечер знакомства в антеее

Сценарий Дня знакомств в лагере с дневным пребыванием "Будем знакомы!"

Туда, с наступлением вечера, как только спадала жара, стягивались старички со .. Дом наш назывался Aintree Flats и был наполнен эмигрантами, что в синагогу и не только для того, чтобы приобрести нужные знакомства. Сценарий дня знакомств в летнем лагере с дневным пребыванием. «Будем знакомы!» Автор: Пушкарева Е.В., педагог-организатор. antee but the "unpalatable truth" was that neither the government nor .. Утро вечера мудренее. . As the experiment progressed, dating got a lot easier.

С трибуны выступали властители народных умов. Я не помню их имен и честно говоря не сожалею об этом, в любом случае имя им было - шовинисты. Толпа реагировала на их зажигательные речи со страшной и зловещей слаженностью.

В нужный момент вверх вздымались сжатые кулаки и обратив лицо к Аллаху люди скандировали - "Ка-ра-бах!!! Настоящие мусульманки, не вмешиваясь в дела мужчин на площади, стояли на переферии толпы. Какая-то экзальтированная девица, по виду курсистка, видимо приняв меня за немца или скандинава, на ломаном английском стала горячо объяснять мне почему они здесь собрались.

Объяснять было не надо - в толпе над головами парили плакаты на которых были изображены отвратительного вида армяне и, даже не понимая азербайджанского языка, можно было прочесть: Все это было до противности знакомо по Москве и по "Памяти" и мы поспешили уйти. Мы уже знали о событиях в Сумгаите, в гостиницу к нам приходила наша бывшая сотрудница вместе с мужем - офицером.

Его военная часть дислоцировалась где-то на Апшероне и он рассказывал, как российские войска восстанавливали там порядок и останавливали армянские погромы. Нам пришлось пробыть в Баку еще несколько дней - каждый день нас будил "Арарах" на площади, а по дороге в институт, место моей командировки, я видел колонны, марширующие в направлении площади - впереди для представительства седобородые почтенные "аксакалы" неизвестно зачем спустившиеся с гор, следом чернопиджачники с криком "Карабах!!!

Мы видели русские танки в Баку на улицах Куда они исчезли, когда в Баку вспыхнула резня? Дальнейшее известно - толпа идиотов и фанатиков "связанных одной целью" везде одинакова - будь то азербайджанцы в Баку, армяне в Ереване или антиглобалисты в Цюрихе или Вене. Были, конечно и нормальные люди, они, как это случалось во все времена, спасали, прятали армян. Их было немного, но они были - зам. Сальвина с мамой и дочкой унесли ноги из "интернационального" Баку в самом разгаре Бакинской резни.

Их спасла азербаджанская фамилия, которая Сальвине досталась в наследство от исчезнувшего мужа, но они потеряли все - квартиру, имущество, работу. Они прожили у нас в Москве первое время, потом умерла Сальвинина мама. Россия не была гостеприимна к жителям окраин великого союза, везде полыхали войны, а "Москва - не резиновая" - как сказал Сальвине кто-то из какого-то учереждения, ведавшего беженцами. Помыкавшись некоторое время, "девушки" уехали в Америку, благо армянская диаспора со всем возможным радушием приняла из, а Америка всегда была достаточно эластичной.

Уезжали от погромов азербайджанцы и армяне, от войны молдаване и абхазцы. Уезжали из России евреи, уезжали от антисемитизма, стыдливо декорированного и откровенного, уезжали, когда надоедало доказывать, что они всё же во-первых жители этой страны, а уж потом Да и в самом деле - что было еврейского к примеру в родителях моей жены? Они не знали языка, еврейские праздники были лишь детским воcпоминанием, а из всей религии они наверное знали, что в синагоге, куда они не ходили, есть тора, которую читают религиозные евреи.

Ну, хорошо - были фамилии - Голберги, Гриндберги, были лица, которые говорили сами за. Когда-то, в советские времена, их не принимали на работу, не выпускали за рубеж, но ведь это было в том "коммунистическом далеко", а шла перестройка, уже маячили свобода, равенство и братство.

В чем же дело? Что гнало из страны это неспокойное племя, когда, казалось еще немного и зашагает Осип Гринштейн " Тут мы подошли к ключевой проблеме, проблеме, которая и для меня оказалось роковой. Перестройка сопровождалась гласностью, а она оказалась ядовитой для русского обывателя.

Вместе с чистыми родниками, забили зловонные струи. Эко я красиво загнул! Вместе с правдой повсюду зазвучала ложь, за которой скоро не стало слышно правды. Ложь всегда была стилем жизни Советской России, она окружала с момента появления на свет, всех жителей страны советов и мою скромную персону в том числе. Мы жили в придуманном, игрушечном мире, где урожаи собирались только невиданные и с опережением сроков, где существовала такая абсурдная с точки зрения экономики вещь, как "перевыполнение планов".

Это на нормальном языке означало или диспропорции в производстве или неправильное планирование. Убийства называлось "выполнением интернационального долга", а простым американцам было всегда невесело Мы привыкли, приспособились жить дурача и обманывая - вспомните так называемые митинги и профсоюзные собрания - потому, что в сущности все было предсказуемо, определено наперед. Мы читали газеты между строк и тайком книги, которые были не разрешено читать.

Мы ловили интонации дикторов телевидения и определяли, что случилось в стране по исполняемой радиостанциями музыке. Нам разрешали и запрещали, всё было выверено, взвешено и разделено. В середине х этим, казалось, было покончено раз и навсегда, можно было начать "жить не во лжи", но вдруг выяснилось, что ничего не изменилось, только на смену власти партократии, пришла власть быдла.

Были еще порядочные люди, были и наверное порядочные, кто-же к ним в душу-то заглядывал, но они были лишними и тихо исчезели, а впереди ликующих толп уше шагали КГБешники Гдлян и Иванов, другой ГБмен с лицом кастрата обличал всех и вся, забыв, как в далекой выслуживающейся юности фабриковал ленинградское дело евреев-угонщиков. Слоноподобного партийного демократа, покушаясь на его жизнь, отданную целиком народу, сбрасывали с мостов в речки-переплюевки некие таинственные силы вместо того, чтобы по-просту пристрелить.

Васильев не танцор, а антисемитПроханов и компания, гипнотизировали народ не хуже Чумака и Кашпировского. Начиналось смутное время и кто-то уже ловил в мутности большую рыбку. Незабываемые визиты в кабинеты новых чиновников-демократов по делам организованной на волне перемен строительной фирмы, где мне довелось поработать перед отъездом. Фирма оказалась всего навсего прикрытием для перекачки денег за границу, а демократы - некомпетентными жуликами. Как всегда начали искать внутренних врагов, благо горючего материала для этого было более, чем достаточно - страна разваливалась, магазины пустели, всё что еще было жизнеспособно - разворовывалось.

История повторялась, грабили награбленное коммунистами, народу не доставалось ни крошки, главными передельщиками были сами коммунисты, только новое, злое и голодное поколение. Они сладко пели, они обличали Сталина и Ленина, Горбачева и Брежнева, они рассказывали самые страшные истории о прошлом и обещали - ну конечно же - сладкое будущее. Самым противным было, что народ отнють не безмолствовал.

Обретя голос, он заговорил, да еще как! Заговорил "во весь голос" языком революций и улиц - и вот уже зазвучала старая тема - бей и спасай, которая в сегодняшней России звучит несколько видоизмененно, главный инструмент трубит - "Бей черных чеченов, азеров, армян ", но если бы я был евреем и не уехал тогда, я не раздумывая уехал бы.

Уезжали первые "новые русские". Многие из них спасали свои жизни - начинался беспредел. Политэкономический термин "конкуренция" в прекапиталистической России перевели как "стрелка" от слова стрелять, и стреляли и продолжают стрелять. Некоторые, как я подозреваю, уехали, чтобы как можно глубже, вернее, как можно дальше спрятать какие-то концы.

Я уже говорил, что компания в которой я работал и честно пытался организовать строительство, была лишь ширмой и распалась через год после моего отъезда. Где сейчас мои бывшие боссы? Может быть кто-то из них живет сейчас в Кейпе или купил себе винную ферму в Стелленбоше, как таинственный зубной техник с миллионами и вселенскими связями Марк Волошин. Они очень много знали - куда и зачем перекачивались деньги, для кого они были предназначены я сам узнал об основной деятельности нашей фирмы случайно, когда один из моих бывших коллег неожиданно посетил меня в Йоганнсберге.

Конечно уезжали в расчете на лучшую жизнь. Некоторые справедливо, а еще больше совершенно без всяких оснований считали, что с их профессиями и коммерческими талантами они уже через год - два будут разъезжать в кабриолетах и два раза в год отдыхать на Канарах.

Наша эмиграция знала и таких, но для большинства первое столкновение с реальной "заграницей" оказалось шоковым. Их оказывается здесь не ждали. Я еще расскажу о них, а пока только яркая врезка в памяти: Прислушайтесь - она монотонно повторяет одну и ту же фразу: Но давайте обо всем по порядку. Израиль, как Страна Обетованная В июне года мы навсегда покинули все, что казалось таким прочным и обжитым, теплым и родным - нашу квартиру со скрипучими полами, девятиэтажный дом-"лягушонок" на улице Шверника, прозванный так за цвет боковой стены, Новые Черемушки, Москву и саму Россию.

Первым, как оказалось - пересадочным пунктом эмиграции был Израиль. Я был полон ожиданий - нет не радужных - я не был идиотом, чтобы не понимать, что по-крайней мере мне - не еврею - не будет там легко, скорее ожиданий перемен. Вот и еще одно "почему", которое гнало меня в дорогу - скука. Я не мог себе представить, что так и проживу всю свою оставшуюся жизнь на улице Шверника или как её там переименуют. Хотить по тем же улицам, видеть те же лица, каждый день известен наперед, даже место вечного упокоения известно - рядом с могилой отца.

Москва стала вызывать во мне что-то вроде идиосинкрозии - я ненавидел свою работу, потому что нужно было двигаться в том же пространстве, по одному заведенному маршруту, в определенное время втискиваться в тот же вагон метро, и казалось, что в метро я каждый день вижу одни и те же лица, впрочем наверное так оно и.

Что уж говорить о родном проектном институте, где все знали друг друга, где неожиданности воспринимались, как сенсации, а сенсации, как проступки.

Я устал от московских бесконечных зим, от холодных и дождливых летних дней, пригодных только для культивирования "вечнозеленых помидоров", от постоянно мокрой обуви и запотевающих очков. Мне хотелось изменить сразу и. Мне хотелось увезти детей туда, где моему сыну не придется каждый день драться в школе, защищая своего недотёпу-приятеля, а дочери можно будет играть на гитаре и петь "Ха-Тикву" не опасаясь быть услышанной.

Мне хотелось начать новую жизнь, заговорить на другом языке, жить на берегу моря или среди гор, в городе или маленьком городке с каким нибудь экзотическим названием - Ретимнон, Аделаида или Лителтон. Мне хотелось приветствовать соседей или коллег по работе в том, что я найду работу и конечно интересную я не сомневался Гутен Морген, Шалом или в крайнем случае просто "Good morning". Не знаю смотрели-ли вы неплохой, хотя и типично американский фильм "Москва на Гудзоне", а если смотрели, обратили-ли внимание на один из "ляпов"?

Главный герой, а дело происходит в России и герои иногда делают вид, что говорят на русском языке, приходит в цирк, где он работает и приветствует коллегу - "Утро! Это возможно в английском языке - вместо "Good morning" просто сказать "Morning", но вместо "Доброе утро! Все в конечном итоге получилось так и в тоже время не так, как я мечтал.

На первом же этапе, в Израиле все было совсем не. Читатель, ты был в Израиле? Замечательная страна, не правда ли? Наверное нигде, ни в одном месте не найдешь такой концентрации знакомых каждому имен: Иерусалим, Вифлием, Назарет, Гефсиман, Иерихон и. Все правильно и все неправильно!

Правильно потому, что когда мы махнули рукой на ульпаны и иврит и стали собираться в дорогу, каким удовольствием было, сесть на "олимовский транспорт", другими словами на подержанный, собранный по кусочкам велосипед и вместе с сыном, тогда еще совсем маленьким покатить в Акко или Нагарию, к чистому морю и незагаженным пляжам.

Мы тогда чуствовали себя почти туристами. Наверное никогда я не смогу забыть самую первую встречу с этим городом. Открывшаяся за изгибом улицы бухта, мачты рыбычьих лодок, морской ветер и запах, ни с чем не сравнимый запах моря и свежевыловленной рыбы. Наверное так должны были выглядеть Гель-Гью или Зурбаган, из моих детских Гриновских сказок. Мы бродили по запутанным улочкам, спускались в подземелья старой крепости, сидели в маленьком кафе возле маяка - и каждый раз открывали для себя что-то новое.

В Нагарии мы ныряли в кристально чистое море и лежали на пляже, на белоснежном песке, где не было и следа пластиковых бутылок и собачего дерьма.

Ну вот и прорвалось Но все же еще немного о приятном. Храм Бахавеев в Хайфе, окруженный великолепным садом, с розариями, на склоне горы Кармель, вглядывающийся через Хайфскую бухту на берег Акко, где стоит его брат близнец тоже сияющий золотом купола. Иерусалим - свободно раскинувшийся, как бы переливающийся с одного библейского холма на. Мы приехали в Иерусалим с ульпановской экскурсией и всё, что хотелось осмотреть не смогли.

Вечер знакомств (для больших) — Летний лагерь

Не знаю почему, но сами древности "вечного города" на меня не произвели особого впечатления. Может быть потому, что покрытые тысячелетней серостью старые стены всюду одинаковы, а до настоящих потрясений мы не дошли - в городе что-то произошло - наверняка палестинское. Нас развернули как раз тогда, когда впереди замаячило нечто весьма любопытное.

Не произвел надлежащего впечатления и кнесет - зал, как зал, дом, как дом, несмотря на мозаики Шагала, да и они показались хаотичными и излишне пестренькими.

Знаете, что было в записке оставленной нами между камней знаменитой "Западной стены" или "Стены Плача"? А "шуки" или восточные базары в Хайфе, Тель-Авиве или Акко.

Буйство красок и бешенство запахов - на прилавках все, что привозится, производится, все, что рождает земля Израиля. Восточные сладости и японские компьютеры, свежая рыба во льду и серебро местных ювелиров, парное мясо и малосольные огурчики по рецепту бабушки Фаины из Бориславля, одежда и обувь, картины и книги Фрукты и овощи - знакомые и экзотичные - помню историю, а скорее всего легенду о семье эмигрантов-олимов, которые в далекой и холодной Росии наслушались рассказов о волшебном, целебном плоде - авакадо.

Они приехали в Израиль, регулярно покупали его на рынке, аккуратно счищали и выбрасывали мякоть, раскалывали косточку и поедали серцевину. Яффские апельсины, мандарины, персики, абрикосы, казавшийся небывалым киви, впрочем что-то подобное - феньхуа или фейхуа - я привозил из командировок в Баку.

Гуява - запах этого плода, по-моему аналога среднеазиатской айвы, до сих пор не переносит моя жена. Во дворе нашего жилища в Кирьят-Моцкине росло "гуявное" дерево и резкий запах этого фрукта напоминает ей самые неприятные времена нашей одиссеи. Картину несколько портили олимы, обычно стекающиеся на шук вечером перед закрытием и особенно перед шабатом в надежде на низкие цены или даже выброшенные дары природы - не везти же продавцам обратно скоропортящиеся деликатные фрукты.

Маленькие уличные кафе в Хайфе или Тель-Авиве. Окончательно решив бежать из Израиля, мы иногда позволяли себе чашечку восточного, хотя и не везде первосортного кофе с восточными сладостями, под уже не палящими лучами вечернего солнца. Ласковый средиземноморский ветер освежал разгоряченные хождением по агенствам лица, дела были окончены и жизнь казалась прекрасной.

Тель-Авив, Хайфа, Яффа - эти экзотичные названия стали привычными, сделались частью жизни. Мы любили по пятницам перед заходом солнца гулять по Кирьят-Шмоэл, маленькому городку в предместьях Хайфы, где в основном жили самые религиозные евреи.

С первой звездой там останавливался транспорт и по улицам чинно шли в синагогу такие невозможные в СССР ортодоксальные семьи, как будто сошедшие с картин Шагала или Каплана - мужчины в длинных лапсердаках, меховых, необычной формы шапках, женщины в длинных платьях и париках.

Сбоку также чинно шагали дети, особенно живописно выглядели мальчики в строгих костюмах и кипах из под которых свисали длинные, иногда вьющиеся спиральками пейсы. Мы бродили по узким улочкам старинной Яффы, где, казалось камень окружает тебя со всех сторон, вместе с ульпаном ездили на экскурсию на север Израиля Да мало ли что можно увидеть в этой такой маленькой и такой разнообразной стране.

А сколько было того, что мы так не успели увидеть - мы не добрались до Цфата, иудейской Мекки, где по рассказам жизнь застыла где-то на временах Шолом Алейхема, а по улицам молоко развозит сам Тевье. Мы хотели побывать в Эйлате - судя по фотографиям сказочно красивом курорте на Красном море.

Где-то в голубой дали, на другом, египетском берегу Красного моря я, и летним мальчиком с маской и трубкой плыл над коралловым рифом. Мне хотелось поехать на Мертвое море, на озеро-море Кинерет и несмотря на нерелигиозность, побродить по христианским местам Иерусалима. Все это так, но почему же в самый первый день нашего пребывания на святой земле, моя жена, глядя из окошка машины, которая увозила нас из аэропорта Бен-Гурион, тихо сказала - "Мы здесь жить не будем"?

Почему самым радостным моментом на земле Израиля оказался самый последний, когда, пройда паспортный контроль, мы оказались в зале ожидания, перед посадкой на рейс в Южную Африку? Моя задача значительно усложняется - попытаться объяснить почему же мы покинули землю обетованную и, по причине моей крайней русскости с легкой примесью татарской крови, не быть обвиненным в антисемитизме.

К сожалению, очень часто, затрагивание еврейской темы, например критика Израиля расценивается как выпад в сторону евреев. Хорошо, давайте представим, что я веду диалог с моей женой, причем разговор не совсем вымышленный, мы сотни раз, обсуждали нашу израильскую ситуацию, думали, что делать дальше Мою жену в антисемитизме обвинить довольно трудно, учитывая то, что именно она послужила "проездным документом" на въезд в Израиль. Правда однажды её происхождение не сработало. Это случилость в Москве, у ворот Израильского консульства.

Очередной день в бесконечной очереди за получением разрешения, для сдачи документов и вот, где-то в середине дня мы у заветных ворот. В консульство пропускают порциями. Двое мордастых, не то из КГБ, не то из консульства, организуют порции. Подходит и наша очередь. И это он говорит процентной еврейке. Её слабые протесты успеха не имели, и вот я, явный блондин и обладатель славянской внешности, с кипой документов иду доказывать наше право вернуться на "историческую родину".

Ну чем не Высоцкий: Я - Все же, почему мы не прижились в Израиле? Ведь признайся, нас там ожидали, пытались сделать всё, что. Ну, если считать общежитие-концлагерь на пересадке в Бухаресте, где нам запретили не только выходить в город, но даже приближаться к воротам, залом ожидания, а деньги выданные в аэропорту Тель-Авива подарком по случаю приезда, то можно сказать - ждали. Но вспомни, что было. Вспомни бесконечные очереди олимов в Мисрад Клита, где люди бились в истерике, а охранники выводили их, заломив руки, из кабинетов.

Я - Это можно в конце концов понять, сколько народа тронулось тогда с места, сколько тысяч евреев приехали в Израиль. Но дело даже не в очередях. Ты разве забыл лица "метапелет" в Министерстве Абсорбции? На нас смотрели, как на докучливых мух, как на существ восемьдесят пятого сорта.

Помнишь докторов наук подметающих улицы или твоего приятеля - Эмиля, из Бершевы, который высшим счастьем считал свою работу дворником и сетовал только на то, что эфиопы выбрасывали мусор из окон, а ведь в Москве он был, как ты сам говорил, неплохим технологом.

Я - В Израиле никто не обещал нам социалистических гарантий. На всех работы не напасёшся. Они не были готовы к такому наплыву квалифицированных специалистов. Ира - Если не были готовы, то зачем приглашали? Почему не сказали, что Израилю не нужны врачи, нужны дворники. Я - Но ведь государство пыталось что-то делать. Оно платило хозяевам предприятий зарплату принятых на работу олимов, не помню как долго, по-моему 6 месяцев, пока новоприбывшие не овладевали языком и специальностями.

Ира - Да, а после 6 месяцев хозяева выбрасывали олимов на улицу и брали новых, чтобы им не платить. Врачам, которые имели достаточный стаж, признавали их диплом, а потом, этот диплом можно было повесить на стенку - работы все равно не.

Я - Ну хорошо, с работой была напряженка, но ведь государство платило нам пособие Ира - Которого хватало только на куриные пупки. Помню наших соучеников по ульпану, как они гордились тем, что съездив куда-то на край света, они купили какие-то куриные отходы, сварили их и слепили ТАКИЕ котлетки Я - Они давали деньги на съем квартир Ира - А хозяева квартир драли столько, что на это пособие можно было снять только конуру или в лучшем случае сарай.

Нашу квартиру в Кирьят Моцкине я до сих пор вижу в страшных снах. Я - Раз уж ты упомянула ульпан. Ты не станешь отрицать, что они старались научить нас и делали это с душой.

Организовывали экскурсии, праздничные вечера Ира - И особенно много души вкладывала в нас учительница еврейских традиций. Ты не забыл, как мы уходили с её уроков. На первом же занятии она сказала - "Разве вы животные, чтобы выходить замуж за неевреев". Это и были еврейские традиции? Я - Но все же нас учили ивриту, причем бесплатно. Ира - А потом включали плату в корзину абсорбции и заставляли возвращать при выезде.

Пришло время объяснить некоторые специфические термины эмиграции, создать словарик "алии". Алия - восхождение, иными словами возвращение на историческую радину из мест расселения так это звучит в официальных изданиях или, как принято шутить - с "доисторической" родины, в нашем случае из России. Прибыв в Израиль, каждый еврей и не еврей становится олимом. Олим - репатриант со сроком проживания в Израиле от 0 до??

Ну уж не менее 5 или даже 10 лет имеют работу или пенсию, полностью вписались в местную жизнь. Но даже они никогда не станут Саброй - ибо для этого нужно родиться в Израиле. Делами олимов занималось Министерство Абсорбции или Мисрад Клита, эту организацию мы посетили, согласно правилам, вскоре после приезда. Бесконечные очереди, полная неразбериха и конечно главное украшение - Метапелет - сотрудницы в основном Министерства, задерганные и именно поэтомухочется верить, относящиеся к олимам с ледяным презрением.

Избежать их было невозможно, так как они выдавали Корзину абсорбции - сумму денег на начальный период, которая включала расходы на гостиницу, на питание, на аренду квартиры и.

Ульпан - школа по изучению иврита для взрослых, в то же время - клуб олимов, пункт обмена информацией, в отдельных случаях - биржа труда. Я - Это было незаконно и по-моему позже было отменено. Ира - Отменено вместе с самой корзиной. После этого все стало законным - вместо корзины ввели банковскую ссуду и этот долг надо было возвращать обязательно. И после этого Израиль называл себя свободной страной. Ты ездил недавно в Москву - тебя Южная Африка заставляла возвращать долги?

Это были мелкие игры, чтобы задержать евреев не нашедших себя в Израиле, хотя замечу в скобках, что игры не совсем понятные - Израилю мы не нужны, а уехать. Добро бы еще за нас действительно платил Израиль, а то ведь деньги на абсорбцию давала Америка Ира - Да, так говорили. Я - А так просто говорить не будут, и я охотно верю, что Америка откупались от русских евреев, закрыв дорогу для них к себе, в Америку. Но все же продолжим тему ульпана. Ты не думаешь, что главной преградой для нас в поисках работы было незнание иврита, и по окончанию ульпана Ира - Во-первых - не думаю, что это.

Я уже могла говорить более или менее сносно, и что помогло мне это? Ты помнишь нашу приятельницу Алину, она устроилась на работу только потому, что ей очень помогли родственники "ватики". Без этого найти нормальную работу было, особенно в нашем возрасте, почти невозможно. Во-вторых, о изучении языка, что было легко для наших детей - вспомни, как лихо они затараторили на иврите через месяц после приезда - было во много раз труднее для.

Я - Ты напомнила мне, как я чуть не заплакал, когда перед самым отъездом мы получили письмо из муниципалитета, и я не смог прочесть ни строчки, а я ведь был не из последних учеников в ульпане.

Вечер знакомств

Ира - А ты ведь мечтал о научно-исследовательской работе, о преподавании. Я - Английский язык оказался легче, если я не стал в Южной Африке исследователем, то с преподаванием у меня проблем. Ира - Ты думаешь дело было только в языке? Я - По твоему тону чувствую, что всё о чем мы беседовали не исчерпало тему.

Ира - Нет, конечно! Ты знаешь, по моему все это было лишь внешним поводом для нашего отъезда. Мы, во всяком случае лично я, представляла себе "заграницу" так - широкие авеню, небоскрёбы, машины, машины, машины и нарядные веселые люди. Может быть это слишком по-детски, но то, что я увидела в Израиле с самого первого момента глубоко меня разочаровало. Я увидела, что мы попали в прошлый век, в "местечко", где то на западной оконечности Российской империи, и даже, как вскоре выяснилось, не на западной, а скорее восточной, азиатской.

Страна Эмиграция

Нет, конечно были и высокие здания и автомобили, но в них сидели в них жили люди, которые были созданы для "местячковой" жизни, которые и поддерживали этот невыносимый для меня стиль жизни.

Вот, что было основной причиной. Я - Ты считаешь, что именно израильтяне подтолкнули нас к отъезду? Что было в них "местячкового" и почему ты употребляешь это слово в таком негативном смысле?

Шумные, часто бесцеремонные, а иногда просто наглые - но ведь это скорее восток, чем даже Средиземноморье. Потом, они все были такие разные Ира - Ты конечно вспомнил Шрагу и Абрахама Я - Да, в первую очередь их и "олимовский склад" История Олимовского Склада Опять специальная терминология и нужно объяснить, что такое олимовский склад.

В каждом городке Израиля существовала такая муниципально-добровольная служба - специальное место, куда "ватики" и "сабры" приносили ненужные или не очень нужные им вещи для новоприбывших эмигрантов. Отдавали одежду и мебель, тенисные ракетки и детские игрушки, матрасы и кровати в них олимы нуждались прежде всего - не повезёшь же их с собой из Россиителевизоры и посуду.

Вещи были не новые, иногда вовсе не новые, хотя попадались, нужно было только порыться, и такие, что мы взяли их с собой в Южную Африку. В нашем маленьком городке складом управляли два пожилых ватика - Шрага и Абрахам. Попал я к ним случайно, им нужен был человек для переноски тяжестей, для погрузочно-разгрузочных работ и кто-то из ульпановских соучеников, уже работающий с ними, пригласил.

Это не было в полном смысле работой - приходил я в олимовский склад по воскресениям через неделю, платили за это скорее символически, но была возможность приносить в дом из склада полезные вещи, отбирать их до того, как в понедельник двери открывались для широкой публики, да и малые деньги были не лишними.

Так что занимался я этим с удовольствием, хотя иногда приходилось серьёзно надрывать пуп. Кажется я понял, что ты имеешь в виду. Я вспомнил одну поездку в Хайфу. Какой-то чиновник, по-моему чуть ли не заместитель мэра Хайфы, в любом случае, судя по жилищу, человек богатый, позвонил на склад и сказал, что мы можем забрать для бедных олимов его холодильник - "почти новый".

Он жил в пентхаузе, на четвертом или пятом этаже, холодильник оказался неподъемным и весьма пожилым чудовищем местного производства и нужно знать, что такое лестницы в Израильских домах в лифт этот монстр не вошёлчтобы представить, как, мягко выражаясь - намучились мы с напарником. Самое пикантное в этой истории, что холодильник оказался неработающим.

Примечальный случай, не правда. Впрочем пора рассказать о главных героях этого отступления. Компания ДавайНаСвидание успешно проводит вечера знакомств в Москве на протяжении нескольких лет, поэтому смело оставляйте заявку и приходите.

Если вас интересуют такие вот вечеринки speed dating в Москве, то вы можете воспользоваться и нашими услугами, о чем наиболее подробно и написано на нашем сайте. Мы уже помогли достаточно многим людям встретить свою вторую половинку.

Сценарий Дня знакомств в лагере с дневным пребыванием "Будем знакомы!"

А потому нам однозначно есть, чем гордиться. Останавливаться же на достигнутом мы ни в коем случае не намерены, а потому именно вы, быть может, и станете тем следующим влюбленным, личному счастью которого нам удалось поспособствовать. Мы организуем вечера быстрых знакомств уже достаточно давно, а потому имеем необходимый опыт. Мы знаем, на что конкретно стоит обратить внимание при организации и проведении вечеров быстрых знакомств. Возможно, именно поэтому наши вечера знакомств и отличаются настолько хорошими результатами.

Кстати, для того чтобы посетить вечер знакомств в Москве, вовсе не обязательно быть одиноким и отчаявшимся скромнягой. Наоборот, можете раз и навсегда выбросить этот образ у себя из головы. Многие из посетителей таких мероприятий — веселые и активные люди среднего достатка. Они уже кое-чего достигли в жизни, у них есть друзья и дорогие им люди, но не хватает только лишь родственной души.

Что касается возраста участников, то он может быть самым разным. Иногда вечер свиданий собирает исключительно молодых людей, иногда — тех, возраст которых можно называть скорее средним. Все зависит от каждого конкретного вечера, а потому такой вопрос лучше всего просто заранее обсуждать с организаторами. Нередко подобные мероприятия посещают и просто люди, которые стремятся к приятным знакомствам и новым впечатлениям.

Они не настраивают себя на то, что сегодня вечером их жизнь кардинально изменится, но и не отметают подобной возможности. Их путешествие начинается с поисков ответа на вопрос - куда сходить в Москве вечером. А потому иногда вовсе не обязательно рассматривать вечера знакомств как исключительно возможность встретить любовь всей своей жизни, ведь они предоставляют и массу других возможностей. Так, например, с их помощью можно найти друга или же просто познакомиться с приятным человеком.

Кстати, особо популярными в последнее время является speed dating. Возможно, вам уже приходилось о них слышать. Быть может, некоторые из вас видели свидания такого формата в зарубежных фильмах. Так или иначе, но они достаточно популярны и, нужно сказать, неспроста. Такие вечера быстрых знакомств представляют собой достаточно веселый и увлекательный способ времяпровождения.

Они позволяют не только наладить общение с другими людьми, но также и вдоволь повеселиться. Кстати, их идея настолько проста, что практически гениальна. Люди рассаживаются по парам. У них есть определенное количество времени на общение, после чего подается сигнал, и пары рассаживаются. Таким образом, у мужчин будет возможность пообщаться за вечер со всеми присутствующими на мероприятии дамами. У женщин, соответственно, познакомиться со всеми кавалерами.

Короткий промежуток времени, выделенного на общение, позволяет не только познакомиться с каждым из присутствующих, но и максимально раскрыть себя с наилучшей стороны. Ведь когда тебе выделяется всего несколько минут на общение, уже не до долгих прелюдий.